Муниципалитет Научно-популярный журнал

1 (111) 7 Февраля 2021

ISBN 1694-7053
Регистрационный номер Свидетельства
о регистрации средства массовой информации 1785

dpi

Муниципалитет - это триединство территории, живущего на ней населения и
органа местного самоуправления

Женщины в местном самоуправлении

2018-03-01 / Горячая тема
Женщины в местном самоуправлении

Реальную ситуацию в отношении права женщин участвовать в процессе принятия решений, проще говоря, влиять на власть и присутствовать во власти, отражает грустная поговорка, сложившаяся в Кыргызстане в последние годы: «Там, где нужно решать, – мужчины, где нужно работать – женщины».

К сожалению, практический опыт работы Института политики развития в муниципалитетах подтверждает правдивость поговорки – мужчины собираются, чтобы принять решение, значительную долю подготовительной работы, предшествующей   решению, и большую часть работы по его последующей реализации выполняют женщины. Иллюстрацией служит и гендерная статистика в местном самоуправлении, которую мы публикуем без особых комментариев, учитывая весенний праздник 8 Марта, когда принято вспоминать о роли женщин в развитии общества. Статистику мы лишь решили проиллюстрировать «живыми картинками», живописующими фактическую ситуацию в отношении положения женщин в местном самоуправлении, а также дополнить этот «весенний салат» выдержками исследования соблюдения гендерного баланса в различных процессах.

Выводы уважаемый читатель или читательница сделают самостоятельно.

Таблица 1. Гендерный состав руководства исполни- тельных органов МСУ (главы айыл окмоту и мэры городов)1  

Область

Ж

М

В процентах

Чуй

4

107

3,6

Ош

1

90

1,1

Нарын

3

64

4,5

Баткен

0

36

0,0

Иссык-Куль

1

63

1,6

Жалал-Абад

3

73

3,9

Талас

1

38

2,6

ИТОГО

13

471

 

В среднем по Кыргызской Республике

 

 

 

2,5

1 В данной таблице использованы данные ГАМСУМО.

Женщины в исполнительных органах мсу

Женщины занимают 37,0% всех муниципальных должностей, однако на политических должностях доля женщин составляет только 4,0 %, на высших – 13,0%, тогда как на главных – уже 46,0%, на старших – 41,0%, на младших – 34,0%, на патронатных – 25,0%. То есть, чем ниже должность, соответственно, уровень заработной платы, и больше «черновой» работы, тем больше женщин занимает эту должность.

Доступ к муниципальной службе для женщин с ограниченными возможностями здоровья хуже, чем у мужчин в аналогичной ситуации. Так, на муниципальных должностях работают 134 человека с ограниченными возможностями здоровья, в том числе 117 мужчин и 17 женщин, включая инвалидов III группы – 51 человек (38%), из них женщин – 12 (24%); инвалидов II группы – 70 (52%), из них женщин – 17 (24%); инвалидов I группы – 14 (10%).

Женщины в местных кенешах

Снижение уровня представленности женщин в сельских местных кенешах. В целом по Кыргызской Республике после выборов 2016 года представленность женщин в сельских местных кенешах снизилась на 2% и составила 13% от общего количества депутатов. Наибольшее снижение уровня представленности женщин наблюдается в Нарынской и Чуйской областях – на 5 и 6% соответственно. Некоторый рост наблюдается в Таласской и Джалал-Абадской обла- стях. Наиболее низкий уровень представленности женщин в местных кенешах наблюдается в Ошской области. Снизилась доля женщин в составах городских кенешей – с 24,6% до 20,5%. Хотя в целом в городских кенешах ситуация более благополучна, чем в среднем по стране и по областям. По результатам выборов 2016 года, появился город, в кенеше которого вообще нет женщин – город Кант. Меньше 10% женщин в кенешах Джалал-Абада, Таш-Кумыра и Узгена. К общепринятому уровню представленности в 30% приближаются города Айдаркен, Кемин, Ноокат, Токтогул, Чолпон-Ата, Шопоков, Сулюкта. Превышен порог в 30 процентов лишь в городе Кок-Джангаке, где доля женщин в кенеше составила 38,1 процента или 8 депутатов из 21-го.

Таблица 2. Уровень представленности женщин в городских кенешах

 

После выборов 2012 г.

После выборов 2016 г.

Город

М

Ж

Всего

Доля женщин

М

Ж

Всего

Доля женщин

Кербен

24

7

31

22,6%

24

7

31

22,6%

Айдаркен

15

6

21

28,6%

15

6

21

28,6%

Балыкчы

24

7

31

22,6%

24

7

31

22,6%

Баткен

26

5

31

16,1%

24

7

31

22,6%

Бишкек

 

 

 

 

36

9

45

20,0%

Джалал- Абад

 

27

 

4

 

31

 

12,9%

 

29

 

2

 

31

 

6,5%

Исфана

25

6

31

19,4%

27

4

31

12,9%

Кадамджай

14

7

21

33,3%

16

5

21

23,8%

Каинды

18

4

22

18,2%

17

4

21

19,0%

Кант

20

11

31

35,5%

21

0

21

0,0%

Кара-Балта

20

11

31

35,5%

25

6

31

19,4%

Каракол

23

8

31

25,8%

23

8

31

25,8%

Кара-Куль

 

 

 

 

25

6

31

19,4%

Кара-Суу

26

5

31

16,1%

26

5

31

16,1%

Кемин

16

5

21

23,8%

15

6

21

28,6%

Кок-Жангак

 

 

0

 

13

8

21

38,1%

Кочкор-Ата

 

 

0

 

18

3

21

14,3%

Кызыл-Кия

22

9

31

29,0%

24

7

31

22,6%

Майлуу-Суу

26

5

31

16,1%

26

5

31

16,1%

Нарын

22

9

31

29,0%

24

7

31

22,6%

Ноокат

15

6

21

28,6%

15

6

21

28,6%

Орловка

14

7

21

33,3%

17

4

21

19,0%

Ош

37

8

45

17,8%

37

8

45

17,8%

Сулюкта

22

9

31

29,0%

22

9

31

29,0%

Талас

29

1

30

3,3%

25

6

31

19,4%

Таш-Кумыр

21

10

31

32,3%

28

3

31

9,7%

Токмок

26

5

31

16,1%

26

5

31

16,1%

Токтогул

15

6

21

28,6%

15

6

21

28,6%

Узген

25

6

31

19,4%

28

3

31

9,7%

Чолпон-Ата

14

7

21

33,3%

15

6

21

28,6%

Шопоков

13

8

21

38,1%

15

6

21

28,6%

Общий итог:

695

174

761

24,6%

695

174

869

20,5%

 Данные о созыве 2012 года собирались путем направления запросов в города, не все из них предоставили информацию.

 

Итак, некоторые факты о доле женщин в местном самоуправлении:

–             на политических должностях доля женщин составляет только 4 процента;

–             среди  муниципальных  служащих с ограниченными возможностями здоровья женщины занимают только 14,5 процентов рабочих мест;

–             после выборов 2016 года представленность женщин в сельских местных кенешах снизилась на 2% и составила 13% от общего количества депутатов;

–             снизилась доля женщин в составах городских кенешей – с 24,6% до 20,5%;

–             после выборов 2016 года появился город, в кенеше которого вообще нет женщин, – город Кант;

–             меньше 10% женщин в кенешах Джалал-Абада, Таш-Кумыра и Узгена

 

 

Гендерные картинки: наблюдения практиков и исследователей

Институт политики развития и другие неправительственные организации проводят в сельских сообществах много мероприятий и исследований, что позволяет сформировать комплекс наблюдений в отношении реальной ситуации с гендерным равенством. Представленные ниже наблюдения не претендуют на полноту и исчерпывающее описание ситуации, однако помогут получить общее впечатление о том, каково реальное положение женщин в местном сообществе, как реализуется их право участвовать в процессе принятия решений и получать доступ к благам и условиям для развития.

Возможностей для развития девочек намного меньше, чем для развития мальчиков

В последние годы приоритеты местных сообществ во многих случаях сместились от удовлетворения базовых потребностей в инфраструктурных услугах (питьевая вода, уборка мусора, ремонт местных дорог) к решению различных социальных вопросов, в частности, в сфере образования, культуры и спорта. Во множестве муниципалитетов строятся спортивные площадки, открываются спортивные залы, проводятся соревнования. Однако подавляющее большинство данных спортивных объектов предназначены для развития видов спорта, которыми могут заниматься преимущественно мужчины. Так, в муниципалитетах строятся футбольные поля, открываются залы для борьбы, бокса, силовых тренажеров и так далее. Так получается, что спортивные секции и объекты становятся доступными преимущественно для мальчиков, юношей и мужчин, но не для девочек и женщин. Статистики в отношении гендерного баланса пользующихся данными спортивными объектами не ведется, однако очевидно, что если сообщения о спортивных объектах для мужчин слышны десятками, то новости об открытии спортивных услуг для женщин настолько редки, что сродни сенсации. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что и они случаются. Например, в селе Гроздь Чуйской области открыт спортивный зал для женщин, а в селе Масы Джалал-Абадской области на поле тренируется волейбольная команда девочек. Но это действительно редкие исключения.

Право женщины работать в органах управления ставится под сомнение

В айыл окмоту одного из горных районов работает единственная молодая женщина. Но и ее право на работу ставится под сомнение обществом, поэтому муж сотрудницы вынужден сопровождать ее на работу каждый день и сидеть с ней рядом на протяжении рабочего дня, так как в противном случае репутация работающей замужней женщины оказывается под угрозой только потому, что в ходе выполнения работы она в рамках служебных обязанностей должна разговаривать с посторонними мужчинами.

Социальный стереотип «хорошая девочка» препятствует социализации девушек 1

В сообществах Ошской и Джалал-Абадской областей сложились очень строгие гендерные стереотипы в отношении девушек, их образа жизни, предпочтений и карьерных амбиций, которые создают социальное давление на девушек  и препятствуют им реализовать свои мечты и цели.

1  Выдержка из исследования, выполненного Общественным объединением “Youth of Osh” по заказу Филиала Ассоциации ХЕЛЬВЕТАС Свисс Интеркооперейшн в КР.

Одним из распространённых стереотипов является понятие «хорошая девочка». Данный стереотип подразумевает под собой совокупность моделей поведения, которым должна следовать девушка дома и в сообществе. Прежде всего, данный стереотип распространяется на внешний облик девушки. «Хорошая девочка» носит скромную одежду, которая не выделяет части тела; многие «хорошие девочки» ходят с покрытой головой, носят хиджаб. «Хорошая девочка» не общается с мужским полом, она умело выполняет всю домашнюю работу, слушается родителей и не строит амбициозных карьерных планов. Она не вовлекается в общественные мероприятия в школе и сообществе. Согласно портрету, который был составлен во время фокус-групп, «хорошая девочка» соглашается с выбором родителей и взрослых; не позже 18 лет выходит замуж, ведет семейную жизнь. Данный стереотип препятствует получению высшего или даже средне-специального образования девушек. Результаты исследования указывают на то, что девушкам приходится воспринимать свою роль, согласно общественному мнению, даже если внутренне они против этого. Девушки делятся мечтами о том, что хотели бы быть свободными, получать образование, не носить хиджаб, но они не могут самостоятельно противостоять общественному мнению в своих сообществах. Уклонение от социальных норм и стереотипа «хорошая девочка» приводит к отрицательным последствиям – социальной изоляции и отчуждению.

Можно ли влиять на ситуацию?

Практика работы в местных сообществах показывает, что при желании сообщество может исправлять и выравнивать гендерный баланс, вовлекая женщин в процесс принятия решений. Опыт работы Проекта ГГПОМСУ с местными сообществами показал, как может расти уровень участия женщин в общественных обсуждениях и выборе приоритетных проектов для инвестирования. При этом эффективность участия женщин оказывается нередко выше, чем эффективность мужчин. В данном случае речь идет о том, насколько успешно женщины защищают предложенные ими проекты для инвестирования, по сравнению с мужчинами. Так, в 2017 году в Чуйской области среди женщин, презентовавших свои проекты для инвестирования, поддержки сообщества достигла каждая вторая – были поддержаны 7 из 14 предложенных женщинами проектов. Среди мужчин успешных презентаторов оказалось намного меньше – только каждый пятый, поскольку сообщество поддержало только 4 из 20 предложенных мужчинами проектов. В 2018 году в Ошской и Нарынской областях доля успешных презентаторов из числа женщин составила 42 процента, среди мужчин – 39 процентов. Надо отметить, что голосование в чуйских муниципалитетах проходило в подготовленной аудитории – на протяжении двух лет Проект ГГПОМСУ активно работал в данных муниципалитетах, в том числе по вопросам гендерного равенства. В Нарынской и Ошской областях работа только началась, однако и здесь доля успешных презентаторов среди женщин оказалась пусть немного, но выше. Важно также то, что во всех областях участников сходов мужского пола было намного больше, чем женского. А это значит, что за проекты, представленные женщинами, голосовали как сами женщины, так и мужчины.

Похожие материалы: