Муниципалитет Научно-популярный журнал

9 (107) 30 Сентября 2020

ISBN 1694-7053
Регистрационный номер Свидетельства
о регистрации средства массовой информации 1785

dpi

Муниципалитет - это триединство территории, живущего на ней населения и
органа местного самоуправления

Как эпидемия COVID-19 отразилась на мужчинах и женщинах?

2020-07-17 / Горячая тема
Как эпидемия COVID-19 отразилась на мужчинах и женщинах?

Влияние COVID-19 на положение женщин и мужчин в Кыргызской Республике. Оперативный гендерный анализ по состоянию на 15 мая 2020 г.

Проведение оперативного гендерного анализа последствий распространения COVID-19 было инициировано Региональным офисом Структуры ООН-женщины для стран Европы и Центральной Азии, в рамках программы по улучшению гендерных данных и статистики Women Count, а также дополнительные рекомендации были предоставлены Региональным офисом Фонда ООН в области народонаселения.

Анализ проведен в период с 23 апреля по 15 мая 2020 года силами НПО «Агентство Социальных Технологий» в партнерстве с международной исследовательской компанией SIAR Research&Consulting и организациями «Ассоциация кризисных центров», «Женский форум «Курак», «Деловые, инициативные женщины», «Ресурсный центр для пожилых», «Открытая линия», «СПИД Фонд Восток-Запад в Кыргызской Республике». Финансовая поддержка исследованию предоставлена Структурой «ООН-женщины», Посольством Швейцарии в Кыргызской Республике, Европейским союзом1 и ЮНФПА.

Результаты и рекомендации данного анализа должны помочь государству, гражданскому обществу Кыргызской Республики, а также международным партнерам по развитию, учесть гендерные аспекты в мерах по реагированию на COVID-19, сократить негативное воздействие последствий эпидемии на женщин и девочек.

В глобальном масштабе пандемия по-разному повлияла на положение женщин и мужчин, ограничив их экономические возможности и увеличив масштабы неравенства и гендерного насилия. Прежде всего, из-за потери источников доходов, в том числе женщинами-предпринимателями, традиционно ориентированных на сектор услуг. Большая доля женщин-работниц систем здравоохранения, социальной защиты и образования подверглись риску заражения, столкнулись в условиях карантина с повышением объема домашней нагрузки.

В Кыргызстане эта ситуация получила свою специфику, связанную с особенностями географического положения страны, зависимостью экономики от ситуации в соседних странах в связи с высоким уровнем внешней трудовой миграции. Результаты анализа по республике показали, что женщины, особенно из уязвимых групп, которые сталкиваются с множественной дискриминацией, гораздо больше пострадали от воздействия кризиса по сравнению с мужчинами.

Наиболее пострадавшие группы

Женщины-предприниматели

Наибольший экономический ущерб от введения чрезвычайной ситуации понесли неформальные работники и работающие не по найму, они потеряли свои доходы и рабочие места. Большинство женщин работает в секторах социального предпринимательства, в отраслях легкой промышленности, «индустрии красоты», торговли, туризма, услуг, общественного питания и других сферах, предоставляющих услуги обществу. Как правило, это отрасли с высокой чувствительностью к потребительской способности населения. Работая в качестве наемных работников, женщины чаще занимают низовые и средние звенья в структуре персонала компаний и организаций.

Ситуация с распространением коронавируса, введением карантина и нестабильностью национальной валюты, практически подкосила женское предпринимательское движение. Особая уязвимость этой группы предпринимателей обусловлена тем, что в основном женский бизнес сконцентрирован в секторе услуг в сферах «индустрии красоты» и торговле.

Трудовые мигранты

По данным Государственной службы миграции при Правительстве Кыргызской Республики, в настоящее время свыше 750 тысяч кыргызстанцев находятся за рубежом. В каждом четвертом домашнем хозяйстве страны мигрантами являются один или более членов семьи. В момент закрытия границ около пяти тысяч граждан Кыргызстана оказались заблокированы и изолированы в странах назначения и не могут вернуться. Их семьи, особенно дети, оставшиеся в стране происхождения, представляют собой еще одну уязвимую группу.

Диаграмма 1. Вынуждены ли были вы взять отпуск в связи с эпидемией? (%)

Так произошло из-за истечения сроков пребывания мигрантов на территории страны назначения, сокращения и прекращения деятельности организаций, фирм в условиях карантина. Отсутствие заработка, страх заражения вирусной инфекцией и нахождение за рубежом, далеко от родных и близких, во время пандемии делают их уязвимыми. Очевидно, что мигранты в неурегулированных ситуациях, лица, ищущие убежища, эксплуатируемые и ставшие предметом торговли, могут быть особенно подвержены риску COVID-19, поскольку их среда обитания или работы может подвергать их воздействию вируса без необходимой защиты.

Таблица 2. Основные источники доходов мужчин и женщин, в %

Специалисты здравоохранения

Доктора, медсестры, санитарки и другой персонал больниц – самая подверженная заражению группа, несмотря на защитные костюмы и маски (количество и качество их в начале пандемии оказалось абсолютно недостаточным). И болезнь у них тоже протекает в наиболее тяжелой форме. По данным на 9 апреля, в Кыргызстане в числе заразившихся было 32 медицинских работника. На 10 мая общее число заражений среди медработников достигло 232 человека, выздоровели из них 176. Среди 12 погибших в целом по стране – руководитель группы семейных врачей Центра семейной медицины №3.

Несмотря на то что Кыргызстан имеет некоторый позитивный опыт по предоставлению данных с дезагрегацией по полу (в частности, статистика по числу зараженных ежедневно дается с разбивкой по полу), однако в части заразившихся медицинских работников, выздоровевших, госпитализированных и умерших таких данных нет. Особое внимание следует уделить нуждам пожилых женщин-работниц системы здравоохранения, которые, несмотря на двойной риск, продолжают выполнять свою работу.

Диаграмма 2. Как влияет на ваш бизнес распространение COVID-19? (%)

Так же в группе уязвимых оказались и социальные работники, большинство из них – женщины, которые в условиях чрезвычайного положения вынуждены заниматься организацией работы по оказанию социальной поддержки уязвимым группам населения. Это не только составление и уточнение данных и списков, но и непосредственная доставка помощи, что сопряжено с риском для самих социальных работников и их семей. Условия чрезвычайного положения и карантина в школах и вузах легли дополнительным бременем на плечи учителей и преподавателей. От них стали экстренно требовать создания учебных материалов в онлайн-формате.

При этом никакого обучения и специальных мер по повышению их потенциала предпринято не было. Психологическая нагрузка, необходимость содержать детей, и семейная нагрузка усугубились еще и стрессом от необходимости выполнять работу, к которой у них нет ни навыков, ни необходимых знаний и даже элементарных технических средств. При этом учителя в основной своей массе относятся к малооплачиваемой части работников, и их домашние хозяйства зачастую характеризуются таким явлением, как «бедность бюджетников».

Таблица 3. Уменьшились ли ваши персональные ресурсы, источники доходов под влиянием COVID-19? (%)

Жертвы семейного насилия

Положение с семейным (домашним) насилием после начала эпидемии COVID-19 и введения чрезвычайного положения ухудшилось. По данным МВД КР, с января по март 2020 г. правоохранительные органы Кыргызстана зарегистрировали 2319 обращений по фактам семейного насилия. Это на 65% больше, чем за аналогичный период 2019 года. 95% пострадавших – женщины в возрасте от 21 до 50 лет. В количественном отношении лидируют факты физического насилия. Однако наибольшую динамику роста продемонстрировало насилие психологическое, количество случаев его увеличилось, по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, вдвое.

В период с 25 марта по 15 мая 2020 года в населенных пунктах, где была введена чрезвычайная ситуация, зарегистрировано 325 случаев семейного насилия.

По оценке Ассоциации кризисных центров, большинство случаев остается латентными, так как женщины отказываются проходить освидетельствование в больнице из страха заразиться. Они отказываются подавать заявления в правоохранительные органы из опасения, что мер защиты правоохранительные органы не предпримут и им придется снова остаться наедине с агрессором на неопределенный срок. Находясь в изоляции, женщины не имеют возможности уехать к родственникам, терпят экономическую зависимость от мужей, не имеют возможности оплатить квартиру и т.д. Остановка следственных действий и работы судов усугубляет положение жертв насилия, нет возможности обеспечить срочную правовую поддержку, выехать на место преступления.

Ситуация усугубляется тяжелым положением самих служб, прежде всего, это общественные организации, кризисные центры для жертв насилия. Нагрузки на телефоны доверия растут, как и продолжительность консультаций (зафиксированы случаи от 30 минут до 4-х часов), при этом арсенал возможностей помощи ограничен условиями чрезвычайной ситуации.

Пожилые женщины

Пожилые женщины уязвимы как одна из очевидных групп риска по здоровью, так как чаще всего имеют тяжелые хронические болезни и должны покупать жизненно важные лекарства, которые повсеместно подорожали. Пожилые женщины к тому же составляют основную массу бедных, не имея достойных для нормального существования пенсий, достаточных денежных накоплений и продовольственных запасов.

Сельские женщины

Большинство из них не имеет возможности перейти на дистанционную работу, особенно в горных и отдаленных сообществах. Для сельских женщин и женщин из отдаленных районов онлайн-платформы и мобильные консультации не работают, так как большинство из них не имеет персональных компьютеров, планшетов, мобильных телефонов (смартфонов), и у них нет никаких навыков в области информационных технологий и даже простых знаний о том, как их использовать. Эпидемия пришлась на период весенне-полевых работ, в силу специфики климатических условий в большинстве регионов Кыргызстана именно март и апрель являются наиболее активным временем для их проведения. Чрезвычайное положение привело к тому, что сельские жители оказались лишены доступа к кредитам, семенному фонду и горюче-смазочным материалам. Провал посевной позволяет прогнозировать падение уровня сельскохозяйственного производства в течение всего года, что приведет к углублению бедности населения. Это, в конечном счете, приведет к усилению нагрузки на женщин и росту всех форм и видов насилия.

Таблица 4. Если ограничительные меры, связанные с распространением COVID-19, продолжатся, что наиболее вероятно случится с финансовой ситуацией вашей семьи? (%)

Женщины с инвалидностью и женщины, имеющие детей-инвалидов

Эти женщины обычно более зависимы от других членов семьи. Нуждаются в дополнительных ресурсах, так как им нужны лекарства, средства по уходу. Такие семьи обычно испытывают бедность, не имеют возможностей для постоянного заработка.

Люди, живущие с ВИЧ, семьи с детьми с ВИЧ

В Кыргызстане сохраняются высокие темпы распространения ВИЧ-инфекции. Общее число зарегистрированных случаев ВИЧ в стране на 31 декабря 2019 года составило 9135 человек, из которых 2049 умерли. За последние 5 лет общее число официально зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции в стране увеличилось почти в два раза2.

Пандемия коронавируса усугубила уязвимость данной группы, так как лица с ВИЧ входят в группы высокого риска по COVID-19. Многие из них испытывали трудности с доступом к АРВ-терапии, которая является жизненно необходимой терапией для подавления вируса ВИЧ в организме. Кроме того, был ограничен доступ к мониторинговым тестам на вирусную нагрузку, на CD-4, и другим медицинским обследованиям и лечению. Многие женщины с ВИЧ в условиях самоизоляции переживали стресс, тревогу и страх, подвергались домашнему насилию. Нуждаются в дополнительных лекарствах, калорийном питании.

Их семьи обычно испытывают бедность, не имеют возможностей для постоянного заработка. В основном им нужны продуктовые пакеты, предметы гигиены. Необходим мониторинг их доступа к АРВ-препаратам и другим лекарствам, группам онлайн-взаимопомощи.

Женщины – представители этнических меньшинств

В Кыргызстане проживают представители более ста этносов, составляя около четверти всего населения. Часть из них живет дисперсно, в крупных городах. Однако значительная их часть проживает компактно, преимущественно в Ошской, Джалал-Абадской и Баткенской областях. Большей частью они существуют в закрытых сообществах, где женщины многодетны, ведут традиционный образ жизни и не проявляют экономической активности. Влияние традиционных и религиозных факторов на них гораздо сильнее, чем на остальных женщин, они часто подвергаются множественной дискриминации.

Подростки, в том числе девочки

Самоубийства среди подростков стали частыми, с 16 марта 2020 года (дата введения карантина в школах) в стране произошло 9 суицидов. Причина в том, что они не выдерживают изоляции в семьях, испытывают стресс от нахождения с родителями, которые сами отвыкли от такого общения. Зачастую они живут в семьях, где родители находятся во внешней трудовой миграции, оставлены на попечение пожилых или дальних родственников, которые не могут заметить признаков депрессий3.

Срочно требуется особое внимание и целенаправленные профилактические меры, в том числе помощь в преодолении депрессий и психологического стресса.

Кто более уязвим – мужчины или женщины?

Пандемия COVID-19 оказала негативное влияние на положение женщин и мужчин в Кыргызской Республике, особым образом усилив нагрузку на женщин. Изоляция, экономический кризис, жесткие ограничения на поездки, перегруженность систем здравоохранения, социальной защиты, организация дистанционного обучения для всех детей и студентов практически на всех ступенях образования усилили нагрузку на все слои населения. Результаты исследования свидетельствуют, что особая нагрузка легла на плечи женщин, прежде всего – из уязвимых групп.

Таблица 5. На какой из видов деятельности вы тратите больше всего времени в условиях распространения COVID-19? (%)

Как показали результаты телефонного опроса и ответы респондентов на онлайн-анкету, есть различия в информированности разных групп населения об угрозах, возникших в связи с COVID-19. Женщины получают информацию из традиционных СМИ несколько чаще, чем мужчины, однако основным источником для них также стал Интернет. Женщины больше получают информацию в учреждениях здравоохранения, у семейных врачей, в то время как мужчины практически не обращаются к врачам без особой необходимости. 74% респондентов выразили удовлетворение уровнем информирования и отметили, что они сумели подготовиться к карантину. При этом среди женщин больше указавших, что из-за позднего получения информации они не успели подготовиться к карантину.

10% респондентов (как мужчин, так и женщин) в результате ограничительных мер потеряли работу, оказались в самом тяжелом экономическом положении. Обращает на себя внимание тот факт, что 75% женщин, работающих по найму, перешли на удалённый график работы. Для сравнения: у мужчин этот показатель – 63%. 34% мужчин и 19% женщин продолжили ходить на работу. Женщин в 2 раза больше среди тех, кто работает дома так же, как и до эпидемии. То есть женщины в Кыргызстане в некоторой степени приспособились к новым условиям, и часть из них смогла работать «на удаленке».

73% респондентов-мужчин и 55% женщин –предпринимателей и самозанятых – отметили, что их бизнес является незарегистрированным. Эта категория граждан больше пострадала от последствий введенных мер по борьбе с эпидемией. Распространение COVID-19 оказало сильное влияние на бизнес-респондентов практически в половине случаев (47%), у 13% бизнес остановился полностью. Мужчины чаще отмечали влияние COVID-19 на бизнес, чем женщины.

В настоящее время 62% мужчин и 70% женщин имеют медицинскую страховку. При этом всего 6% мужчин и 8% женщин получают пособия по безработице или какую-либо финансовую поддержку от правительства или органов МСУ. Из числа уязвимых групп такую поддержку получают лишь незначительно большее число людей – 9,7%.

Подавляющее большинство респондентов (79%) не получили никакой поддержки в натуральной форме от правительства или органов МСУ после распространения COVID-19, 20% получают еду и всего 2% – средства профилактики.

Только 5% респондентов получают еду и 2% – средства для профилактики от организаций гражданского общества или благотворителей. При этом отмечается разница в получении продуктов питания: их получили 8% мужчин и только 2% опрошенных женщин.

В результате COVID-19 наибольший процент снижения доходов у мужчин наблюдается в сельском хозяйстве, собственном бизнесе, оплачиваемой работе. У женщин значительно снизились денежные доходы, получаемые от людей, живущих за границей (денежные переводы мигрантов), а также доход от семейного или собственного бизнеса. Для уязвимых групп и многодетных семей все эти «выпадения» из семейных бюджетов оказались еще более ощутимыми.

Для женщин и девочек резко увеличилось бремя домашнего труда и ухода за членами семьи. У женщин – количество времени, посвященного уборке, приготовлению и подаче блюд, играм, разговорам и чтению с детьми. Среди мужчин увеличилось количество времени, уделяемого уборке на приусадебном участке и покупкам для семьи. При этом 35,6% женщин ответили, что партнеры им совсем не помогают, в то время как такой же вариант ответа выбрали только 15% мужчин.

В результате COVID-19 21% респондентов испытывали стресс, беспокойство, было затронуто психическое, ментальное, эмоциональное здоровье. Большая часть – 61% респондентов – из числа тех, кто имеет детей школьного возраста, отметили, что обучение в школе было прекращено. Женщины в большей степени отмечают эту позицию (40,1%), чем мужчины (28%), что коррелирует с ответами на вопрос о том, что в семьях основную нагрузку в помощи детям в процессе дистанционного обучения несут матери.

Наибольшие затруднения у респондентов вызвало прекращение работы общественного транспорта, особенно для женщин (32,7%), в то время как мужчины испытали неудобства в гораздо меньшей степени (19,3%). В группах пожилых людей, людей, живущих с ВИЧ, и других уязвимых категориях, количество таких ответов в разы больше. Затруднения от введения ограничительных мер по борьбе с COVID-19 испытали больше женщины, особенно из уязвимых групп. Они ответили, что испытывали затруднения в доступе к самым необходимым ресурсам: покупка продуктов питания, медикаментов и средств индивидуальной защиты; доступ к медицинским услугам, средствам гигиены и санитарии, воде и социальным услугам.

Масштабы насилия в отношении женщины и девочек в условиях изоляции в семьях еще предстоит оценить, а последствия будут иметь долгосрочный характер. По официальным данным, насилие увеличилось на 65% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. 54% мужчин и 41% женщин ответили, что знают, куда обращаться за помощью и поддержкой в случае, если кто-либо подвергается бытовому насилию. Но при этом 33% женщин и 30% мужчин ответили, что не будут обращаться за такой помощью. В период карантина всего 9% респондентов обращались по «горячим линиям» за помощью и поддержкой, при этом доля обратившихся женщин (12,5%), т.е. в 2 раза выше доли мужчин (5,8%).

Большое число опрошенных ответили, что у них нет необходимости в услугах по сексуальному и репродуктивному здоровью (48,2%) и в контрацептивах (62,3%). При этом этот показатель очень высок у женщин репродуктивного возраста. Это является прямым свидетельством отсутствия у женщин необходимых знаний о планировании семьи.

Женщины традиционно составляют большинство работниц в секторе здравоохранения, они приняли на себя первый удар, часть из них сами заразились болезнью. Однако статистики заразившихся медицинских работников с разбивкой по полу Штаб по борьбе COVID-19 не публиковал.

Действия, предпринимаемые властью в ответ на COVID-19, не были ориентированы на уязвимые группы, они в большей степени ориентированы на уже заболевших и население в целом. При этом очевидно, что в контексте COVID-19 структура и характер уязвимых групп меняется.

Оценка выявила гендерный дисбаланс во властных полномочиях, всех органах, организациях и процессах управления при реагировании на кризисную ситуацию, ролей, которые в них играют женщины и мужчины.

Гендерный состав органов и рабочих групп, созданных на национальном уровне и в органах МСУ, не сбалансирован. Женские организации и активистки не были включены в их состав. Женские НПО и активистки, волонтеры были активны в процессе информирования населения, помощи в случаях насилия и распределения гуманитарной помощи. Однако общая координация и инструменты сотрудничества с государственными структурами в условиях ЧС требуют дальнейшего совершенствования.

Что делать?

Рекомендации для государственных органов

  • Необходимо разработать и утвердить четкие инструкции и стандартные рабочие процедуры для обеспечения действий, учитывающих гендерные аспекты для всех государственных учреждений, задействованных в процессе сокращения последствий чрезвычайной ситуации.
  • Все учреждения, участвующие в реагировании на COVID-19, должны собирать и предоставлять данные с разбивкой по полу. Такая статистика в Кыргызстане предоставлялась только в отношении общего числа зараженных. Сведения по половой принадлежности госпитализированных, вылечившихся, умерших не публиковались. Нет данных и в отношении пола заразившихся медицинских работников.
  • Меры по поддержке предпринимательства необходимо дополнить элементами гендерного анализа, для того чтобы можно было рассмотреть меры поддержки работающих женщин и женщин-предпринимателей. Нет данных о числе женщин и мужчин, получивших налоговые каникулы, отсрочки по уплате корпоративных, социальных налогов и НДС для субъектов малого и среднего бизнеса.
  • Учитывая долгий перерыв в работе торгово-развлекательных, торговых, бизнес-центров, необходимо предоставить арендаторам-субъектам МСБ отсрочки по платежам и отказаться от практики индексации стоимости аренды по рыночному курсу национальной валюты.
  • Предусмотреть грантовую поддержку субъектам микро-, малого бизнеса, социальным предпринимателям, общественным организациям, которые участвуют в решении важных социальных задач.
  • Особого внимания требуют сельские женщины и женщины из отдаленных районов, которые не могут работать с использованием информационных технологий. Срыв весенне-полевых работ, ограниченный доступ к кредитам, семенному фонду и горюче-смазочным материалам приведет к углублению бедности населения, что требует срочных мер по поддержке сельских товаропроизводителей и обеспечению продовольственной безопасности.
  • Необходимо провести специальное исследование по воздействию COVID-19 на уровень доходов семей, которые зависят от денежных переводов трудовых мигрантов.
  • Необходимо учитывать особенности и интересы уязвимых групп в процессах национального планирования и реализации мер реагирования на чрезвычайные ситуации, совершенствовать систему оценки степени уязвимости и иметь актуальные базы данных с ясными критериями оценки положения уязвимых групп населения. При этом необходимо признавать и учитывать особенности женщин, их потребностей и контекстов во всех принимаемых программных документах и реализуемых мерах.
  • В дальнейшем следует больше внимания уделять совершенствованию системы здравоохранения, медицинской науке и медицинским работникам. Медицинские специалисты и социальные работники после спада напряженности в ситуации пандемии COVID-19 должны получить необходимое лечение, денежные компенсации, психологическую помощь и санаторно-курортное лечение.
  • Продолжать развивать цифровые технологии в системе образования, уделять особое внимание образованию девушек и женщин с тем, чтобы повысить их уровень приспособляемости к быстро изменяющимся условиям.
  • Учителям и преподавателям вузов оказать помощь в долгосрочном, качественном повышении их потенциала по созданию учебных материалов в онлайн-формате, повышению доступа к информационно-коммуникационным технологиям.
  • В условиях чрезвычайно ситуации и чрезвычайного положения формировать составы штабов, комендатур и сопровождающих их экспертных и других рабочих групп, а также комиссий по распределению гуманитарной помощи, с соблюдением предусмотренных законодательством Кыргызской Республики гендерных пропорций, по принципу – не более 70% лиц одного пола, а также включать в их составы представителей общественных организаций, работающих с различными уязвимыми группами. Также необходимо включать во все эти структуры уполномоченный орган в сфере гендерной политики (МТСР КР) для институционального учета гендерных аспектов в их работе.
  • Использовать официальные механизмы для значимого вовлечения организаций гражданского общества, в том числе женских организаций, организаций, которые оказывают помощь в случаях гендерного насилия, в планирование и реализацию мер реагирования, в том числе в процесс оказания гуманитарной помощи.
  • Срочно разработать и утвердить специальный протокол действий правоохранительных органов и других ведомств, в случае выявления факта домашнего насилия в ситуации карантина. Услуги пострадавшим от гендерного и домашнего насилия должны войти в перечень базовых услуг, оказываемых в ситуации карантина. Зарегистрированные случаи и действия правоохранительных органов должны входить в ежедневную оперативную сводку по COVID-19, предоставляемую комендантами и главами муниципалитетов населению.
  • Улучшить систему координации онлайн-психологических служб во время карантина COVID-19 (в рамках многосекторального реагирования на гендерное насилие) для улучшения работы «горячих линий» (112, 118, 1227, 111) и предоставления качественной онлайн-поддержки тем, кто столкнулся с домашним насилием или пережил его.
  • Государство должно обратить внимание и оказать поддержку кризисным центрам для лиц, переживших насилие, которые обеспечивают работу круглосуточных «горячих линий», убежищ (финансирование персонала, обучение, повышение квалификации, оборудование, охрана и т. д.).
  • Ввести срочные меры контроля для мониторинга ситуации в семьях тех, кто уже зарегистрирован в качестве агрессора; ужесточить меры наказания против агрессоров во время чрезвычайной ситуации.
  • Обеспечить качественное досудебное и судебное разбирательство и рассмотрение дел по фактам гендерного насилия.
  • Проводить активную информационную кампанию по повышению осведомленности и содействию сохранения гармоничных отношений в семье и обществе, сокращению масштабов насилия, в том числе информировать о том, куда можно обращаться за помощью, каковы наказания за насилие в семьях и где можно получить соответствующие услуги.

Рекомендации для местных органов власти и самоуправления4

  • Поддержать усилия мэрии г. Бишкека, предпринятые в целях формирования специальных мобильных бригад по реагированию на случаи домашнего насилия (милиционер, врач, психолог), которые осуществляют срочные выезды на места, рассмотреть вопрос об их создании в ряде других населенных пунктов, где отмечен высокий уровень насилия.
  • Разработать и утвердить четкие инструкции и стандартные рабочие процедуры для обеспечения действий, учитывающих гендерные аспекты для всех местных органов власти и местного самоуправления, о том, как действовать в условиях чрезвычайной ситуации и чрезвычайного положения.
  • Все учреждения, участвующие в реагировании на COVID-19 на местном уровне, должны собирать и предоставлять данные с разбивкой по полу.
  • Учитывая существующие недостатки системы учета уязвимых граждан и домохозяйств, находящихся в тяжелой жизненной ситуации, выявившиеся в условиях COVID-19, необходимо пересмотреть и совершенствовать систему оценки степени уязвимости и иметь актуальные базы данных по каждой территории.
  • В условиях чрезвычайной ситуации и чрезвычайного положения формировать составы комендатур и сопровождающих их экспертных и других рабочих групп, а также комиссий по распределению гуманитарной помощи, с соблюдением предусмотренных законодательством Кыргызской Республики гендерных пропорций по принципу – не более 70% лиц одного пола.
  • Активно вовлекать в процесс оказания гуманитарной помощи в условиях чрезвычайной ситуации и чрезвычайного положения организации гражданского общества, в том числе женские организации, организации, которые оказывают помощь в случаях гендерного насилия.

Рекомендации для организаций гражданского общества

  • Необходимо использовать все возможности для вовлечения и контроля со стороны организаций гражданского общества за осуществлением действий в период пандемии COVID-19, в том числе для повышения адресности помощи, большей подотчетности и прозрачности действий правительства и местных органов власти, и самоуправления.
  • Совершенствовать механизмы координации и повышать оперативность действий организаций гражданского общества в процессе участия в ответных действиях на COVID-19, посредством обмена информацией и действий в поддержку уязвимых групп (поставка гуманитарной помощи, онлайн-услуги жертвам насилия в отношении женщин и т. д.).
  • Усилить работу по проведению информационных кампаний, особенно онлайн, направленных на охват некоторых уязвимых групп, покрывая недостаток внимания к ним со стороны правительства.
  • Необходимо отслеживать, чтобы продолжающееся перепрограммирование и переориентация внешней помощи в целях развития, предоставляемые ООН и другими международными партнерами по развитию, не приостановили исполнение обязательств правительства в отношении прав человека, в том числе по вопросам гендерного равенства.
  • Приоритетные области для оказания немедленной помощи – целевая поддержка, специализированная психологическая помощь для конкретных уязвимых групп (ВИЧ +, подростки в группах риска, инвалиды, пожилые люди, женщины из этнических меньшинств и т. д.); расходные материалы для тех, кто нуждается в контактном лечении (для инсулинозависимых, АРВ-терапии и т. д.).

 

___________________


1 В рамках глобальной инициативы ЕС-ООН «Луч света» http://spotlightinitiative.org/

2 По данным Республиканского центра СПИДа.

3 По данным НПО «Лидер», полученным от информаторов в рамках реализации проекта «Сен жалгыз эмессин» («Ты – не одинок») по оказанию поддержки подросткам, находящимся в трудной жизненной ситуации.

4 Журнал «Муниципалитет» считает, что данные рекомендации могут быть предоставлены более адресно, с учетом разграничения полномочий между территориальными подразделениями государственных органов и органов местного самоуправления. Тем не менее редакция поддерживает задачи, определенные в рекомендациях.

 

 

 

Похожие материалы: