Муниципалитет Научно-популярный журнал

10 (132) 15 Октября 2022

ISBN 1694-7053
Регистрационный номер Свидетельства
о регистрации средства массовой информации 1785

dpi

Муниципалитет - это триединство территории, живущего на ней населения и
органа местного самоуправления

Центральноазиатский гендерный контекст: Региональная модель усиления участия женщин в местном развитии и управлении в Центральной Азии

2022-05-09 / Женщины в МСУ
Центральноазиатский гендерный контекст: Региональная модель усиления участия женщин в местном развитии и управлении в Центральной Азии

Аналитик-автор обзора: Надежда ДОБРЕЦОВА, председатель правления ОО «Институт политики развития». Гендерная экспертиза: Кайыргул САДЫБАКАСОВА. Страновые фасилитаторы дискуссии и рецензенты: Махаббат ЕСПЕНОВА (Казахстан); Чолпон АКМАТОВА, Асель ДУНГАНАЕВА, Салтанат СУЛАЙМАНБЕКОВА (Кыргызстан); Рано ДЖУМАЕВА, Азиза ХОШИМОВА, Фарогат МУМИДЖОНОВА (Таджикистан); Дилдора АМИРКУЛОВА (Узбекистан).

Перед сторонами, заинтересованными в достижении гендерного равенства в странах ЦА, стоит сегодня задача найти способы абсорбирования универсальных ценностей, а для этого необходимо ответить на вопрос: существует ли особая, Центральноазиатская региональная модель усиления участия женщин в местном развитии и управлении, которая включает специфические для региона факторы-ускорители процесса. Настоящий обзор позволил сформулировать пока лишь некоторые специфические черты регионального гендерного контекста, на основе анализа которых заинтересованным лицам предоставлены рекомендации о том, как наилучшим образом адаптировать, улучшить и распространить рабочие модели поддержки женщин для ускорения достижения реализации Целей устойчивого развития. Обзор адресован государственным органам на национальном и субнациональном (местном) уровнях управления, организациям гражданского общества и партнерам по развитию четырех стран Центральной Азии: Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. Обзор может содержать спорные выводы, но его цель заключалась не столько в том, чтобы дать однозначные ответы на все вопросы о гендерном равенстве в регионе, сколько в том, чтобы поставить актуальные вопросы, без ответов на которые достижение гендерного равенства в регионе затруднено. Обзор также призван стать толчком для организации и проведения в регионе этногендерных исследований, в их основе лежит междисциплинарный подход, он объединяет знания в сфере социологии, истории, психологии, демографии, искусствоведения, лингвистики и других дисциплин, которые прямо или косвенно занимаются проблематикой полоролевого поведения. С этой точки зрения обзор адресован также ученому и исследовательскому сообществам. Журнал «Муниципалитет» публикует предпосылки и краткое изложение обзора, а в следующих номерах представит более подробные рекомендации, адресованные национальным и местным органам управления, гражданскому обществу и партнерам по развитию.

Предпосылки

Высокий уровень бедности, ограниченный доступ к услугам, влияние традиционализма, доля неоплачиваемого домашнего труда, низкое качество и ограниченный доступ к образованию и другие факторы представляют собой набор условий, которые формируют общие для стран Центральной Азии стереотипы, ограничивающие участие женщин не только в процессе принятия решений, но и в процессах саморазвития, и даже в доходоприносящей деятельности. Огромное количество женщин в сельской местности стран региона в силу социально-культурных ограничений всю жизнь проводят дома, занимаясь исключительно ведением хозяйства и воспитанием детей, продуцируя (при участии мужчин) новые поколения женщин, которые не осознают своего потенциала и не имеют выбора, а также поколения мужчин, не признающих вклад сельских женщин в развитие и экономику. Все это негативно сказывается не только на самих женщинах, но и на обществах и экономиках стран, которые теряют производительные силы из-за условных предрассудков.

Страны Центральной Азии вместе с мировым сообществом приняли обязательства по реализации Повестки-2030, признавая, что основополагающим условием для достижения всех Целей устойчивого развития является продвижение гендерного равенства. Но многие усилия в этом направлении, включая некоторые вмешательства проектов развития, построенные на декларативных и «лобовых» требованиях гендерного равенства, не достигают успеха, так как не встречают поддержки как со стороны мужчин, так и со стороны самих женщин, которые не всегда готовы менять свою жизнь в соответствии с принципами гендерного равенства.

Вместе с тем на местах уже формируются собственные, более чувствительные и адаптированные к местным условиям практики вовлечения женщин в развитие, например, исламские группы женщин прогрессивного толка (движение «Мутакалим» в Кыргызстане). Кроме того, имеет значение фактор общего советского прошлого и исторической общности, который ослабевает, но все еще может быть использован для работы с женщинами более старшего возраста.

В отношении будущих мер, направленных на сокращение общественного отрицания роли женщины в местной политике и местном развитии, также ее вклада в экономику страны, рекомендуется проработать набор аргументов, опирающихся не только на признанные на международном уровне нормы демократии и гендерного равенства, но и на нормы, основанные на культурных представлениях той части местных сообществ, которая все еще отрицает и противодействует реализации прав женщин участвовать в местной политике.

У акторов развития существует потребность выявления, обобщения и систематизации факторов, способствующих усилению участия женщин в местном развитии и управлении, специфичных для стран Центральной Азии. Данные факторы помогут сформировать «мягкую» модель вмешательства для развития и продвижения гендерного равентства, которая будет представ-лять собой набор практик и инструментов, кото-рые безболезненно применяются на территории стран ЦА и будут доступны с помощью АМУЦА всем заинтересованным лицам и НКО, работающим в сфере продвижения гендерного равенства и недопущения дискриминации в регионе, а также донорам, международным организациям, агентствам ООН. 

Для ускорения и принятия эффективных решений в целях достижения гендерного равен-ства требуется более глубокое понимание специфики региона, чтобы осознать и учесть  существующие объективные ограничения и субъ-ективные факторы в восприятии гендерного  равенства, требующие каких-либо особенных под-ходов, методов вмешательства. Несмотря на то, что предложенная модель «мягкого» вмешательства для развития и продвижения женских инициатив может быть не совсем новой, результаты проекта будут полезны для заинтересованных сторон.

Краткое изложение обзора

Все страны Центральной Азии, представители которых приняли участие в обсуждении – Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана, – на официальном уровне имеют соответствующие государственные политики и программы в сфере достижения гендерного равенства, все работают в рамках процесса достижения Целей устойчивого развития, однако ни одна из стран не входит ни в десятку, ни в двадцатку стран в рейтингах, измеряющих уровень достижений Цели 5, определяющей задачи в сфере гендерного равенства.

Перед сторонами, заинтересованными в достижении гендерного равенства в странах ЦА, стоит сегодня задача найти способы абсорбирования универсальных ценностей, а для этого необходимо ответить на вопрос: существует ли особая, Центральноазиатская региональная модель усиления участия женщин в местном развитии и управлении, которая включает специфические для региона факторы-ускорители процесса. В процессе формулирования и установления универсальных прав человека происходило «вычищение» любого регионального контекста, любых специфических черт и характеристик, для того чтобы участвующие страны могли принимать и адаптировать права к своим условиям, своему контексту. Права сформулированы таким образом, чтобы быть истинно универсальными и прилагаться к любому жителю планеты, они устанавливают минимум правовой защиты человека, который, в идеальной ситуации, может быть наращен и дополнен любой страной, но в сторону расширения прав, а не их сужения. Это является сильной стороной данной системы ценностей. Но одновременно это является и вызовом, поскольку сообщества, имеющие очень большие отличия в контексте своего развития, не могут одинаково и в равной степени абсорбировать универсальные ценности, не всегда способны интегрировать их в свой контекст без дополнительных усилий. Способность к абсорбированию снижается также за счет того, что меры поддержки внедрения ценностей часто основаны на единообразных подходах и решениях, слабо адаптированных к региональным контекстам. Вся адаптация сводится, зачастую, к языковым и условно-культурным внешним проявлениям, а глубинные психологические, исторические, религиозные и другие процессы остаются незатронутыми и не учтенными.

Обзор позволил сформулировать пока лишь некоторые специфические черты регионального гендерного контекста: 1) особую иерархию ценностей, на вершине которой утвердились интересы семьи, а не личные права человека; 2) набор мета-кодов поведения, характерных для стран ЦА на протяжении столетий (чувство меры, сдержанность в проявлении эмоций; большое количество табуированных тем; приверженность традициям и обычаям и др.); 3) подмена и негативная коннотация понятия «гендер» и негативный имидж НКО («гендер=НКО», НКО=грантоеды и иностранные агенты», «гендер=ЛГБТ» и др.); 4) политический разрыв между декларированной и фактической политикой в сфере гендерного равенства в сельских сообществах, обусловленный как отсутствием механизмов реализации политики, так и слабой приверженностью гендерной справедливости самих управленцев (исполнители государственной политики, оставаясь членами местных сообществ, не понимают, а в отдельных случаях не в полной мере разделяют ценности и направления, декларируемые в политике на национальном уровне); 5) степень и векторы влияния цифровизации на Центральноазиатский гендерный контекст (вопрос обсуждался только в контексте влияния социальных сетей и доступа к Интернету, но во многих других аспектах остается открытым и требует направленного изучения). 

Другое важное наблюдение заключается в том, что страны региона ЦА ценят свою позитивную национальную сложившуюся культуру и применя-ют культурные, а иногда и ментальные линзы к во-просам гендерного равенства и недискриминации. Вместе с тем ценность женщины как человека все еще воспринимается и связывается с «ее пользой» или «ее производительностью» (женщины, которые не рожают, все еще осуждаются и остаются не понятыми обществом; право женщины на саморазвитие, обучение, признается часто только в том случае, если полученные навыки и знания позволяют улучшить материальное положение семьи). 

Без учета этногендерных факторов1 невозможно достижение каких-либо существенных улучшений в сфере гендерного равенства. Особенно актуальными данные исследования становятся для стран Центральной Азии, которые  подвергаются существенному воздействию трех дополнительных факторов, влияющих, в первую очередь, на женщин: снижение качества и доступности образования, бедность, демография, усиление значения ислама и влияния  исламского гражданского общества. Региону еще предстоит должным образом сформулировать специфические черты Центральноазиатского гендерного контекста, и данный обзор делает шаг в этом направлении. 

Представители гражданского общества стран ЦА, ставшие участниками обсуждения, отметили высокую степень необходимости трансформации  всех методов воздействия, вмешательства, применяемых на местном (субнациональном) уровне. Трансформация необходима, чтобы учесть Центральноазиатский гендерный контекст и добиться реальных результатов. Об этом также сказала в своем приветствии к участникам семи-нара Улзийсурен ЖАМСАРАН, представительница  ООН-женщины в Центральной Азии, отметив, что в отношении гендерного равенства требуется ускорение, переосмысление используемых подходов и многоуровневая трансформация. Чтобы определить направления трансформации для всех акторов, субъектов процесса достижения гендерного равенства, участники дискуссионного семинара предложили и обсудили четыре набора рекомендаций, адресованных национальным и местным уровням управления, некоммерческим организациям и международным партнерам по развитию (наборы рекомендаций адресованы участникам процесса во всех странах региона ЦА). Обзор детально рассматривает каждый набор рекомендаций и приводит оценку уровня актуальности каждой рекомендации для Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. Большинство рекомендаций имеют высокую степень актуальности, направлены  на решение остро стоящих проблем, однако страновые различия все же отмечены. 

___________ 

1 В основе этногендерных исследований лежит междисциплинарный подход, который объединяет знания в сфере социологии, истории, психологии, демографии, искусствоведения, лингвистики и других дисциплин, которые прямо или косвенно занимаются проблематикой полоролевого поведения. Цель этногендерных исследований заключается в том, чтобы «показать (и доказать) реальное многообразие и культурную самодостаточность различных форм гендерных отношений в мире, объективную обусловленность их возникновения и развития под воздействием целого ряда региональных факторов (климатических, ландшафтных, экономических, генетических, политических и др.). Шалыгина Н. В., Снежкова И. А. Становление и перспективы развития этногендерных исследований в России // Власть. 2019. Том 27. № 4. С. 170-174. DOI: https://doi.org/10.31171/vlast.v27i4.6625.

Похожие материалы: