Муниципалитет Научно-популярный журнал

9 (119) 3 Сентября 2021

ISBN 1694-7053
Регистрационный номер Свидетельства
о регистрации средства массовой информации 1785

dpi

Муниципалитет - это триединство территории, живущего на ней населения и
органа местного самоуправления

МУНИЦИПАЛИТЕТЫ ДОКАЗАЛИ способность определять потребность в услуге и сделать социальный заказ, НКО ДОКАЗАЛИ способность организовать и оказать услугу

2015-09-24 / Муниципальный социальный заказ
МУНИЦИПАЛИТЕТЫ ДОКАЗАЛИ способность определять потребность в услуге и сделать социальный заказ, НКО ДОКАЗАЛИ способность организовать и оказать услугу

Гипотезы, выдвинутые на старте Проекта GIZ/Fonds по МСЗ в 2013 году, подтвердились в 2015-м – социальный заказ на муниципальном уровне продемонстрировал свои преимущества. Достигнуто управление результатами вместо управления процессом, привлечение дополнительного финансирования, повышение качества и усиление адресности социальных услуг; рост удовлетворенности граждан работой местного самоуправления. Но основная интрига заключается в том, готово ли государство ответить на социальные потребности граждан и реформировать сферу предоставления социальных услуг?

В конце 2013 года, когда Институт политики развития начинал проект по пилотному внедрению социального заказа на муниципальном уровне, задача казалась почти невыполнимой – процедур и практики социального заказа на муниципальном уровне в Кыргызстане не было, а сами органы местного самоуправления многим казались слабыми, неумелыми и неспособными нести ответственность за выявление потребностей и предоставление социальных услуг в соответствии с этими потребностями. Да и сегодня, в конце 2015 года, многим политикам и чиновникам в Бишкеке кажется, что айыл окмоту – это некие хозяйственные конторы, причем конторы бедные и неграмотные, годные лишь к уборке мусора, да и то не везде и всегда с ним справляющиеся. Чаще даже они видятся из Бишкека скромными информационными источниками и способом выдать справки населению. Но это глубоко обидная для местного самоуправления и местных сообществ неправда.

В Кыргызстане большое количество муниципалитетов, которые вполне способны решать самые сложные и болезненные проблемы местных сообществ. И это оправданно, так как жителям многих сел просто не добраться до министерских кабинетов, чтобы получить объем услуг, обещанный ему государством. И кто, как не местное самоуправление в лице айыл окмоту, мэрий и местных кенешей может и должен доставить эти услуги до граждан? А на помощь органам МСУ обязательно придут неправительственные некоммерческие организации ласти была создана база данных таких детей и их родителей. При этом для предоставления полной информации о ДРЦ, услугах центра, сотрудники организации-исполнителя (НКО) совершили 46 выездов в семьи детей с ОВЗ. 

В Тогуз-Булакском айылном аймаке Лейлекского района Баткенской области сотрудники проекта и лидеры сообщества сделали подворный обход в пяти (!) селах и составили базу данных детей с ОВЗ; на 53 детей открыли Социальную карту; определили конкретную, адресную потребность в услугах и поддержке. Более того, здесь социальный заказ позволил выявить 20 «латентных» детей с ОВЗ, о которых система государственной социальной защиты просто не знала.Все это свидетельствует об отсутствии четкого разграничения функций и полномочий между уполномоченным государственным органом и органами МСУ. Предвидя комментарии со стороны уполномоченных по этим вопросам государственных органов, необходимо сказать, что функция социальной защиты ЛОВЗ относится к компетенции уполномоченного государственного органа. В рамках существующей системы в каждом айыл окмоту есть социальный работник, который выполняет некоторые функции по выявлению и учету социально уязвимых граждан на местах.
 
Но при существующем порядке у этого сотрудника и его руководства в МСУ нет собственной мотивации для качественной работы. С одной стороны, эта делегированная функция государством не оплачивается (или оплачивается в рамках выравнивающего гранта, но там все делегированные полномочия растворяются в общем объеме гранта, и полученные средства на качество услуги и информации никак не влияют) – налицо слабая мотивация для руководителей органов МСУ со стороны государства. С другой – социальный работник не отвечает перед гражданами за эти вопросы, он просто передает информацию «наверх», работает преимущественно с пособиями, а в ответ на просьбы родителей детей с ОВЗ может только посочувствовать или направить семью в министерство, в Бишкек, или в его территориальное подразделение в областном или районном центре. В этом случае органы МСУ остаются всего лишь небольшим этапом процесса оказания услуги, деталью конвейера и не отвечают за результат.
 
Совсем по-другому будет выглядеть адресность услуги, если орган местного самоуправления будет отвечать за нее в рамках делегирования по закону или договору. А еще более адресной услуга станет при предоставлении ее силами НКО в рамках социального заказа, так как НКО лучше «доходят» до клиента в прямом и переносном смысле.Привлечение дополнительных ресурсов для решения социальных проблем Внедрение механизма социального заказа неизбежно ведет к расширению опоры на общественные ресурсы при выполнении социально значимых проектов на всех уровнях – национальном, а особенно на местном, муниципальном. Это обеспечивается условиями конкурсов НКО на право стать исполнителем социального заказа, которые предусматривают максимальную мобилизацию собственных ресурсов НКО и привлечение дополнительных внебюджетных средств на выполнение этого заказа и решение социальных проблем. На уровне местного самоуправления, буквально на глазах у сообщества, это сделать легче – в большинстве своем граждане Кыргызской Республики неравнодушны к уязвимым группам и готовы помочь, если видят реальный проект и реальные результаты.
 
Пилотный Проект GIZ/Fonds по МСЗ доказал, что при качественном выявлении потребностей и справедливом размещении государственного социального заказа на муниципальном уровне вокруг решения проблемы тесно сплачивается местное сообщество. Кроме основных финансовых вложений в виде средств местного бюджета, полученныхв виде грантов от GIZ, проекты получили софинансирование от бенефициаров, родителей, местного сообщества, НКО, спонсоров со стороны, в целом на сумму около полутора миллионов сомов, что составляет примерно 10% от общей суммы . Например, от жителей Катранского АА поступило 180 000 сомов, Тогуз-Булакского АА – 19 000 сомов. Многие сообщества внесли существенный трудовой вклад, например, бесплатно выполнили ремонтные работы.Айзат ОМУРКУЛОВА, предприниматель, Тогуз- Тороузский район Джалал-Абадской области: «Мы не должны оставаться в стороне, будем помогать Дневному центру реабилитации для детей с ОВЗ, лишь бы он продолжал работать. Дети с ограниченными возможностями здоровья не должны оставаться без внимания. Все члены сообщества рады, что у этих детей теперь есть улучшенные возможности для развития».
 
Кроме того, местные бюджеты, несмотря на большие проблемы с финансированием вопросов местного значения, осознавая важность социальных услуг для сообществ, также выделили собственные средства для софинансирования предоставления социальных услуг. И это должно убедить государство, что местное самоуправление будет вкладывать дополнительные финансы, чтобы население было полностью удовлетворено уровнем оказания услуги, если органы МСУ будут отвечать за нее перед населением. Это подтверждается также практикой многих стран, например, Болгарии, где муниципалитеты в ответ на потребности сообщества даже создают свои, муниципальные социальные услуги, а уже потом обращаются за поддержкой к государству. Но там это работает потому, что государство вместе с финансами делегировало полномочия, ответственность за социальную сферу местному самоуправлению.
 
Повышение качества социальных услуг и решения проблем сообщества: управление результатом вместо управления процессом.Так сложилось исторически, что государство в сфере социальных услуг больше озабочено управлением процессом, а результат часто выпадает из фокуса внимания чиновников. На деле государство, в целях достижения социальной стабильности, следит, в основном, за тем, чтобы процесс был непрерывным, чтобы «дитя не осталось без присмотра». А вот уже качество, результат этого «присмотра» отходят на второй план. Упрекать за это государство бессмысленно, лучше подумать, как сделать так, чтобы и процесс был непрерывным, и качество его повышалось, и результаты были нужными. Социальный заказ на муниципальном уровне позволяет решить эту проблему.Управление результатом в данном случае выражается в том, что в 11 муниципалитетах конкретные граждане (дети и родители, молодежь и пожилые люди, педагоги и воспитатели), нуждающиеся в конкретной услуге, получили ее в ожидаемом качестве и объеме. В количественном разрезе картина выглядит следующим образом: более двух с половиной тысяч человек получили 11 услуг по четырем крайне остро стоящим вопросам:
 
  • по вопросу реабилитации и адаптации детей ОВЗ – 3 проекта (Тогуз-Булакский АА, Каргалыкский АА, город Кара-Куль);
  • по вопросу обеспечения доступа к дошкольному образованию детей – 6 проектов (Сумбулинский АА, Каныш-Кийский АА, Терек-Сайский АА, Катранский АА, Чаткалский АА, Кок-Ойский АА);
  • по вопросу социально-культурного развития молодежи – 1 проект ( г.Таш-Кумыр);
  • по вопросу развития культуры – 1 проект (Омуралиевский АА).
Первичные итоги реализации проекта показали уровень повышения качества решения социального заказа во всех 11 муниципалитетах. В чем это проявилось? Например, в Сумбулинском АА в рамках проекта открыт центр дошкольного об- разования «Ай-Данек» для 58 детей дошкольного возраста 3-6 лет, целью которого является предоставление услуг по организации подготовки детей дошкольного возраста в селе Сары-Добо. Среди 60 родителей проведен опрос с целью оценки качества услуги. По мнению родителей, в детях произошли заметные положительные изменения. Дети  стали лучше говорить и общаться со сверстниками; научились считать цифры от нуля до десяти и обратно, различать и классифицировать цвета, предметы и геометрические фигуры, домашних и диких животных; стали разбираться в направлениях (направо-налево), петь и танцевать; привыкли соблюдать расписание и подчиняться графику; приобрели навыки работы ручками, карандашами, ножницами; научились лепить из пластилина, собирать пазлы и лего-конструкции, изображать персонажей сказок. Прогресс в развитии восемнадцати детей родители оценили на «отлично», большая часть – на «хорошо».
 
В целом, во время сходов по оценке результатов проектов сообщества всех муниципалитетов признали, что услуги оказаны в полном объеме и на должном уровне, выразили готовность и далее поддерживать оказание этих услуг и ожидания от органов местного самоуправления, что они не бросят начатые дела, а государство не останется в стороне. Зайнап ЭШМУРАТОВА, председатель правления Общественного фонда «Семья – каждому ребенку»: «Дневной реабилитационный центр «Зирек» для детей с ОВЗ в Каргалыкском айыл окмоту Тогуз-Тороузского района, созданный в рамках социального заказа, хорошо оборудован, есть сенсорно-релаксационная комната, сухой бассейн, специальные сенсорные панели для развития моторики рук, ног, для каждого ребенка разрабатывается индивидуальная программа развития. Радости родителей нет предела, они видят прогресс в развитии своих детей, которые начали посещать центр с лета 2015 года. Постоянно приходят 25 детей, 18 из них приходят 3 раза в неделю».
 
Чубак ЗАМИР уулу, родитель: «Среди детей, которые пришли на открытие Дневного реабилитационного центра «Зирек», есть и мой сын, Эльмир ЗАМИРОВ. Ему 9 лет, с рождения он – ребенок с ограниченными возможностями здоровья. Раньше нам приходилось ездить в Бишкек, искать подходящие центры, ждать своей очереди, тратить много времени и большие деньги, чтобы хотя бы немного облегчить ему жизнь. При этом зимой выехать из Тогуз-Тороузского района иногда просто невозможно. Но теперь нашу проблему решили общественные организации совместно с айыл окмоту, это большая радость! Я верю, что центр будет работать долго, потому что он единственный в нашем аймаке и даже в районе. Есть большая разница в развитии ребенка, который посещает подобный центр, и ребенка, который находится дома. Я вижу это по своему сыну – дома у нас не получается научить его всему тому, что дает центр».
 
Однако мнения бенефициаров недостаточно, чтобы оценить качество услуг – граждане могут радоваться самому наличию услуги, к которой ранее у них доступа не было, а оценить качество не в состоянии, так как не знакомы со стандартами. Поэтому в рамках Проекта GIZ/Fonds по МСЗ в помощь органам местного самоуправления была организована техническая экспертиза: эксперты из соответствующих министерств приехали в муниципалитеты, чтобы на месте оценить качество предоставления услуг, образования, культуры и социальной защиты. В результате министерства признали, что в целом услуги оказываются на должном уровне, хотя и с некоторыми замечаниями, которые они же и помогли устранить. Также в работу были вовлечены территориальные подразделения соответ ствующих министерств – так были сделаны первые шаги в выстраивании деловых отношений между местным НКО-исполнителем, местным самоуправлением-заказчиком и государственным органом, уполномоченным разрабатывать и осуществлять государственную политику в данной сфере.
 
Рост доверия и уровня удовлетворенности работой власти, достижение социального согласия  Внедрение механизма социального заказа является одной из самых эффективных форм социального партнерства и достижения социального согласия в обществе. НКО становятся равноправными партнерами власти в решении социальных проблем местных сообществ. Широкое привлечение некоммерческих организаций, общественности к участию в публичных конкурсах и реализации социальных заказов устраняет подозрение широких слоев населения в нерациональном использова-нии средств, выделяемых на социальные нужды, в коррупции и протекционизме государственных и муниципальных служащих. Все это позволяет укреплять социальное взаимопонимание в достижении определенного социального согласия на пути формирования гражданского общества и в конечном итоге создает в обществе социальный и духовный плацдарм для реального и эффективного проведения экономических, политических и административных преобразований.
 
Проект GIZ/Fonds по МСЗ повлиял на ситуацию в пилотных сообществах. Результаты опроса показывают, что уровень доверия граждан к органам местного самоуправления по сравнению с 2014 годом повысился на 14% и составил в 2015 году 85,3% вместо 71,4% в 2014-м. При этом уровень доверия к органам МСУ со стороны НКО изменился существенно и достиг 100 процентов.Когда социальный заказ реализуется на муниципальном уровне, доверие к МСУ транслируется на государственные органы также. В своем сознании большинство граждан справедливо не отделяют местное самоуправление от государства, поэтому рост доверия к органам местного самоуправления, усиление удовлетворенности граждан работой и услугами МСУ, автоматически распространяются и на государственные органы также. В конечном счете, родителям ребенка с ОВЗ неважно, кто организовал центр реабилитации – айыл окмоту или министерство,им важно, чтобы центр был в шаговой доступности, исправно работал и помогал их ребенку жить в достойных условиях и гармонично развиваться.Люди, получившие качественные и, главное, доступные социальные услуги, скажут "спасибо" не только органам МСУ, но и государству. Это ли не политический капитал?
 
Институциональное усиление гражданского общества С другой стороны, гражданское общество, НКО, получая и выполняя социальный заказ, в полной мере реализуют свою миссию, становятся истинными центрами развития и консолидации общества. В глазах граждан они приобретают репутацию защитников и помощников, предоставляют человеку возможность реализовать свой общественный потенциал в более благоприятных условиях. НКО получают политически и социально обоснованное финансирование для своей деятельности, снижается их зависимость от грантов иностранного происхождения, в целом доверие к некоммерческому сектору растет, что способствует консолидации общества и социальной стабильности.Очень важным аспектом становится горизонтальное сотрудничество между НКО, обмен опытом,повышение уровня экспертизы. В этом отношении важную роль играют консорциумы НКО.
 
В пилотных муниципалитетах Проекта GIZ/Fonds по МСЗ исполнителями социального заказа стали два консорциума: в Омуралиевском АА Таласского района Таласской области Проект «Наследие отцов» выполнял консорциум ОО «Центр развития гражданских инициатив «Айкөл» и Таласского областного Управления Министерства труда, миграции и молодежи КР; в Каргалыкском АА Тогуз-Тороузского района Джалал-Абадской области Проект «Адаптация и реабилитация детей с ограниченными возможностями через открытие Дневного реабилитационного центра» выполняли консорциум ОФ «Семья - каждому ребенку», ОО «ТТ Алакан» и ОО «Үмүттүү Наристе». Особенно интересен последний – ОФ «Семья – каждому ребенку» дислоцируется в Оше, имеет большой опыт работы по области, сильный штат, хорошую экспертизу. Две другие организации – местные – хорошо знают ситуацию в сообществе, граждан, руководителей и сотрудников органов МСУ. Это гармоничное сочетание знаний и коммуникаций не только обеспечило успех и устойчивость проекту, но и позволило местным НКО существенно повысить свой потенциал по вопросам предоставления услуг детямс ограниченными возможностями.
 
Проект GIZ/Fonds по МСЗ надеялся, что в конкурсах примут участие крупные национальные сетевые и секторальные НКО, однако они по разным причинам предпочли пока наблюдать за процессом со стороны. Это неудивительно, учитывая, что суммы проектов по столичным меркам небольшие,а хлопот с управлением средствами из бюджета куда как больше, нежели чем средствами доноров. С другой стороны, есть положительный момент в том, что крупные столичные НКО не участвовали 8 Издатель - Институт политики развития | www.dpi.kg СЕНТЯБРЬ 2015 | № 9 (46) Социа льн ый заказ в Кырг ызстане в конкурсе локальных социальных заказов – у локальных НКО осталось больше шансов на победу. Однако в будущем стоит поработать над тем, чтобы крупные секторальные НКО входили в консорциумы с местными, делясь с ними инновациями, опытом и специальными знаниями.
 
Устойчивость результатов Ни один из пилотных муниципалитетов, рискнувших выполнить проекты через механизм социального заказа, не намерен прекращать предоставление услуги. Кто-то берет услугу на содержание местного бюджета, кому-то удалось добиться совместного финансирования из местного и государственного бюджетов, другие ищут дополнительное внебюджетное финансирование. НКО продолжают помогать муниципалитетам в достижении устойчивости – регистрируют созданные учреждения в Министерстве юстиции, прорабатывают внутренние процедуры, совершенствуют услугу, обучают персонал, проводят разъяснительную работу среди населения о необходимости дальнейшей поддержки или платы за услугу.Выводы об устойчивости проектов еще предстоит сформулировать позднее, но уже сейчас очевидно, что потребности были выявлены правильно,спрос на услуги большой, а потому органы местного самоуправления просто не могут позволить себе сделать вид, что они ни при чем, и отказаться от продолжения предоставления этих услуг.
 
При этом отдельные муниципалитеты, имеющие достаточный бюджет, говорят о намерении продолжить практику продолжения партнерства с НКО через механизм социального заказа – руководители и сотрудники органов МСУ смогли убедиться, что НКО вносят существенный вклад в качество, доступность услуги. Это выгодно и гражданам, и органам МСУ, и НКО.Но и представители государственных органов на местах смогли убедиться в эффективности сотрудничества МСУ и НКО в социальной сфере.Гулжамал СУЛТАНГАЗИЕВА, заместитель акима по социальным вопросам местной государственной администрации Тогуз-Тороузского района Джалал-Абадской области: «Мы убедились, что механизм работает. Теперь мы работаем над устойчивостью проекта – хотим помочь найти отдельное здание для полноценной работы Дневного центра реабилитации.Каргалыкский айылный аймак не дотационный,местному самоуправлению по силам оказывать социальные услуги, хотя и перекладывать всю ответственность на МСУ тоже нельзя».
 
Трудности. Что предстоит оценить, обдумать и сделать завтра Как бы ни хотелось Институту политики развития ограничиться рапортом о блестящих результатах, которые действительно есть, умалчивать о трудностях в реализации Проекта GIZ/Fonds по МСЗ нельзя. Тем более, что трудности носят эволюционный и системный характер и решать их надо сообща – государству, местному самоуправлению и НКО.Во-первых, необходимо немедленно решить вопрос о реализации закона о делегировании государственных полномочий органам МСУ в социальной сфере. Нет уже никаких причин откладывать этот вопрос, так как, с одной стороны, очевидно, что государство не в состоянии донести услугу до каждого аймака, с другой – не менее очевидно, что органы МСУ готовы взять на себя ее предоставление при наличии финансирования делегированных полномочий. При этом соответствующим государственным органам нечего бояться снижения своего влияния – за ними останется политика, мониторинг и оценка услуг в соответствии со стандартами, принятие решения о делегировании и финансиро- вании. Кроме того, понадобится большая работа со стороны министерств по методическому обеспечению, консультированию, предоставлению максимального объема информации, пособий, протоколов, стандартов услуг. Возможно, будут созданы ведомственные учебные центры,усилится потенциал территориальных подразделений.
 
Продолжать же игнорировать вопрос просто бесчеловечно по отношению к нуждающимся в этих услугах людям. Делегирование должно заработать – вся законодательная база для этого уже готова!Во-вторых, в Кыргызстане практически полностью отсутствует локальная инфраструктура для оказания социальных услуг. Во времена Советского Союза, когда социальные услуги были жестко институционализированы и оказывались только специальными учреждениями (интернатами, домами престарелых, детскими домами и т.д.), на уровне местных сообществ эта инфраструктура не строилась. В первые десятилетия после объявления независимости – тем более. В результате сегодня в муниципалитетах, особенно сельских, просто не существует в достаточном количестве зданий,помещений, обустроенной территории, чтобы организовать предоставление социальных услуг.Многие пилотные муниципалитеты Проекта GIZ/Fonds по МСЗ с огромным трудом решали этот вопрос, так как было очевидным, что за 1 миллион сомов грантовых средств не то что здание не построишь, даже ремонт толком не сделаешь.
 
Также очевидно, что в ближайшие годы большинство муниципалитетов проблему собственными силами не решат. Да и неправильно будет, если государство снимет с себя ответственность за этот вопрос. Поэтому на государственном уровне необходимо активизировать работу не только по вопросу делегирования государственных полномочий в социальной сфере органам МСУ, но и в отношении вклада государства в создание физической инфраструктуры для этих целей.В-третьих, срочно требуется принятие новой редакции закона о государственном социальном заказе, который устанавливает более современные, прозрачные и подробные требования к механизму и процессу; вводит новые инструменты и процедуры; расширяет возможности применения механизма социального заказа, устраняет пробелы и противоречия действующего закона. Такой законопроект в настоящее время разработан Правительством КР и передан в Жогорку Кенеш КР. Законопроект разработан с учетом наилучшей мировой практики. В нем устранены недостатки и коллизии, существующие в действующем ЗаконеКР «О государственном социальном заказе», а также предложены новые механизмы для повышения прозрачности и эффективности данной системы.
 
В частности, законопроект предусматривает три формы реализации ГСЗ:
 
  • государственные закупки социальных услуг;
  • государственное финансирование общественно-полезных проектов;
  • предоставление социальных услуг нуждающимся гражданам посредством социальных талонов (ваучеров).
В случае принятия законопроекта государственные и муниципальные органы (далее – государственный заказчик) будут иметь право выбора на применение соответствующей формы ГСЗ для предоставления социальных услуг, разрешения социальных проблем или достижения общественно-полезных целей. Одновременно с новой редакцией Закона КР «О государственном социальном заказе» рабочей группой разработан пакет подзаконных актов, направленных на эффективную реализацию указанного закона, которые будут рассмотрены после принятия указанного закона. Так что новый созыв Жогорку Кенеша имеет все шансы начать свою работу с благородного вопроса – решения вопроса о новом законе о государственном социальном заказе. В-четвертых, необходимо расширять и государственный социальный заказ от имени государственных органов. Государственный социальный заказ стимулирует возникновение конкурентной среды поставщиков социальных услуг, что ведет к повышению качества услуг и удовлетворенности клиентов услугами.
 
Оценка внедрения технологии конкурсного заказа, проведенная в Перми,показала, что применение технологии заказа может действительно повышать качество предоставления социальных услуг. Степень удовлетворенности клиентов услугами, полученными от исполнителей заказа, в среднем на 10% превышает соответствующую степень удовлетворенности тех клиентов, которые получают аналогичные услуги в режиме текущего финансирования поставщика по смете. Выводом оценки является и то, что НКО вполне могут конкурировать с муниципальными учреждениями социального обслуживания по качеству и результативности оказания услуг. При сравнительном анализе показателей результативности предоставления услуг и степени удовлетворенности ими в организациях, выполнявших один и тот же заказ, было выяснено, что доля клиентов общественной организации, очень довольных услугами, в среднем на 15% превышает аналогичную долю клиентов муниципального учреждения.
 
В отличие от муниципального учреждения, у общественной организации отсутствовали клиенты, которые были бы недовольны услугами, – у учреждения их доля составляла в среднем 6%2.В-пятых, необходимо более активное сотрудничество между крупными национальными НКО с целью повышения потенциала локальных НКО, передачи опыта и знаний от сильных центральных к менее сильным местным. В этом отношении большую роль должны сыграть сетевые структуры. Прорыв в горизонтальном сотрудничестве должен воплотить на практике еще одно преимущество государственного социального заказа – массовое появление новых идей, методов решения социальных проблем. Внедрение механизма социального заказа значительно повышает социальную, творческую активность населения. Выполнение этой задачи обеспечивается открытостью конкурсов, которые придают каждому уверенность, что его интересная идея, предложение будут услышаны и приняты во внимание.
 
И надо помнить о том, что государство нигде в мире не производит инновации,инновации – это миссия НКО и бизнеса.В-шестых, необходимо приложить усилия к повышению потенциала органов местного самоуправления и НКО, которые в рамках выполнения Проекта GIZ/Fonds по МСЗ столкнулись с многочисленными вопросами, трудностями, техническими неурядицами. Например, изменение бюджета проекта, отсутствие на местах профессиональных специалистов для технической экспертизы, ограниченные возможности сторон самостоятельно принимать решения, ограничения по заработной плате персоналу проекта, сезонность потребности в некоторых услугах (например, для молодежи), плохие коммуникации между участниками из-за отсутствия технологий и знаний и так далее. Большая проблема – кадровый потенциал: не хватает воспитателей, психологов, логопедов, дефектологов и других специалистов, многие сотрудники не имеют соответствующего образования, сертификатов и так далее. Требуются дополнительные возможности для повышения квалификации или переквалификациэтих специалистов. Соответственно, нужна большая методическая работа по проработке процедур,описанию методологии, обучению и технической поддержке. Институт политики развития продолжит эту работу, однако для эффективности нужно более тесное сотрудничество с государством и поддержка международных донорских проектов. Ни одна организация в одиночку не осилит вопрос, так как бенефициары этой деятельности исчисляются десятками, а то и сотнями тысяч человек.
 
Заключение Вместо заключения уместно еще раз процитировать известного исследователя и практика социального заказа из Украины Андрея КРУПНИКА: «Внедрение механизма социального заказа влечет за собой более адекватное перераспределение социальной ответственности между властью и обществом. Опыт показывает, что в рыночной экономике функция оператора на рынке социальных услуг не является необходимой для государства. Функция государства в этих вопросах заключается в создании правовой базы, позволяющей муниципалитетам и НКО в соответствии с установленными социальными стандартами на конкурентной основе предоставлять потребителям социальные услуги согласно их материальным возможностям, в том числе бесплатно. Решение многих социальных проблем берет на себя общество, в первую очередь через местное самоуправление, общественные, благотворительные организации, органы самоорганизации населения и другие НКО.
 
Внедрение механизма социального заказа является реальным и эффективным шагом в этом направлении, который освобождает время и средства государства для решения других актуальных проблем». Проще говоря, устойчивое развитие страны в целом зависит от баланса ответственности, распределенной между тремя основными секторами – государственным, коммерческим и гражданским. А в Кыргызстане сегодня более или менее четко распределены и описаны роли и воздействие государства и бизнеса, а роль и воздействие гражданского общества ясна далеко не всем. Хотя одно из основных направлений, где гражданское общество может проявить себя наилучшим образом, внести в устойчивое развитие страны весьма ощутимый вклад – это социальная сфера. Найти баланс ответственности и ясно обозначить роли государства, бизнеса и НКО – это ли не истинная реформа управления в интересах человека?