Муниципалитет Научно-популярный журнал

9 (107) 30 Сентября 2020

ISBN 1694-7053
Регистрационный номер Свидетельства
о регистрации средства массовой информации 1785

dpi

Муниципалитет - это триединство территории, живущего на ней населения и
органа местного самоуправления

Местное самоуправление и религиозные институты в Кыргызстане

2020-03-26 / Участие граждан в МСУ
Местное самоуправление и религиозные институты в Кыргызстане

Чинара БИЯЛИЕВА, Зауре СЫДЫКОВА, по заказу пилотного Проекта «Повышение толерантности в отобранных муниципалитетах для повышения социальной сплоченности в Кыргызстане», финансируемого Швейцарским управлением по развитию и сотрудничеству (SDC).

Кыргызская Республика на современном этапе сталкивается с определенными глобальными вызовами и угрозами, что требует разработки тщательно выверенных подходов и методов регулирования религиозных организаций в стране, деятельность которых должна соответствовать Конституции КР и национальному законодательству страны. Особое внимание следует уделять вопросам необходимости усиления взаимодействия государственных органов управления и гражданского общества по совершенствованию религиозной ситуации в стране.

В соответствии со статьями 1 и 7 Конституции КР, Кыргызская Республика является светским государством, религия отделена от государственного управления, религиозные организации и религиозные служители не могут вмешиваться в процесс государственного управления и заниматься политической деятельностью. Но в то же время, согласно статье 321, Конституция Кыргызской Республики гарантирует свободу совести и вероисповедания, каждый человек вправе свободно выбирать и иметь религиозные и другие убеждения, никто не может быть принужден к выражению своих убеждений или отказа от них.

В Кыргызстане понятия «светское государство» или «светская модель государства» определены в соответствии с положениями Конституции Кыргызской Республики и отражены в Концепции государственной политики КР в религиозной сфере, которая была утверждена в 2014 году указом Президента КР. В данной Концепции отмечено, что, согласно светской модели государства, религиозные организации и религиозные служители не могут участвовать в политической деятельности и вмешиваться в процесс государственного управления.

В соответствии с Концепцией государственной политики Кыргызской Республики в религиозной сфере на 2014-2020 гг., «местные государственные администрации и органы местного самоуправления реализуют государственную политику в сфере религии путем взаимодействия с местными сообществами, религиозными организациями, объединениями и лидерами в рамках общественных платформ. Общественные платформы могут представлять собой предусмотренные на местном уровне общественные комитеты по делам религий под руководством глав органов местного самоуправления при участии представителей местных органов власти, местного сообщества и религиозных лидеров».

Приоритетными направлениями для гармонизации ситуации в религиозной сфере усилиями органов местного самоуправления совместно с религиозными организациями являются следующие.

  • Рассмотрение вопросов, касающихся религиозной обстановки на своей территории и принятие мер, необходимых для ее улучшения.
  • Выработка и внесение рекомендаций и предложений в органы государственной власти и местного самоуправления по совершенствованию государственной политики в религиозной сфере.
  • Принятие мер по предотвращению и пресечению случаев возбуждения религиозной вражды, оскорбления религиозных чувств верующих, а также призывов к насилию или подстрекательства к таким актам.
  • Организация работы в сфере веротерпимости и толерантности, патриотического и правового воспитания детей и молодежи, поддержки и укрепления института семьи.
  • Осуществление мониторинга деятельности религиозных образовательных учреждений на территории каждого населенного пункта. При этом следует признать, что ряд нерешенных проблем (несмотря на работу соответствующих государственных органов (ГКДР и других) и достигнутые результаты) свидетельствуют о все еще недостаточной эффективности и системности государственной религиозной политики.

В частности:

  • отсутствует планомерная работа по разъяснению основных принципов светского государства, защите и пропаганде идей свободы совести и вероисповедания, воспитанию толерантности;
  • нет достаточной системности и преемственности в действиях органов государственной власти, ответственных за сферу государственно-конфессиональных отношений, и органов местного самоуправления;
  • органы местного самоуправления не обладают достаточным потенциалом для проведения эффективной политики противодействия религиозному экстремизму и пропаганде радикальных идей.

Исследование2, проведенное International Alert в рамках Проекта ЕС «Конструктивные диалоги о религии и демократии», свидетельствует о том, что «религиозные лидеры играют важную роль в местных сообществах и способны влиять на принятие решений в ряде сфер общественной жизни». Результаты консультаций с организациями, работающими над управленческими вопросами, показывают, что отношения между религиозными лидерами и местными властями проработаны слабо, и понимание соответствующих функций, которые они должны выполнять, нуждается в улучшении. Поэтому важно достичь взаимопонимания и социальной сплоченности, чтобы обеспечить качественное принятие решений на местном уровне.

Представленные ниже общие краткие выводы были сделаны на основании другого исследования, проведенного в рамках пилотного проекта Международной организации International Alert «Повышение толерантности в отобранных муниципалитетах для повышения социальной сплоченности в Кыргызстане». Исследование показало, что в целом в каждом пилотном сообществе наблюдается устойчивый рост верующих в ислам людей и соблюдающих все его религиозные обряды. Наиболее сильный рост наблюдается среди молодежи, которая входит в религию с более радикальными установками и неприятием других религий.

Каждое пилотное сообщество имеет свои специфические особенности и обладает определенными индивидуальными характеристиками, которые влияют на уровень его толерантности и сплоченности, религиозности и взаимодействия органов МСУ с представителями гражданского общества, включая религиозные сообщества. В каждом АА сложились свои формы, методы и механизмы взаимодействия и модель сотрудничества, которые необходимо учитывать при управлении ситуацией в данной сфере. Уровень партнерства и сотрудничества между органами МСУ и религиозными сообществами зависит от:

  • уровня образованности религиозных лидеров сообщества: там, где религиозные лидеры обладают высшим духовным образованием, сплоченность сообщества и терпимость к другим религиям выше;
  • понимания органами МСУ необходимости работы с религиозными сообществами для решения вопросов местного развития и снижения рисков радикализации и возникновения религиозного экстремизма;
  • количества совместных реализованных мероприятий по инициативе органов МСУ;
  • профессиональных и личных качеств главы органа МСУ, его авторитета и признания со стороны сообщества.

Следует отметить, что муниципальные служащие пилотных сообществ имеют разное понимание светского государства, одна часть считает, что «светское» означает «атеистическое» государство, другая часть не имеет полного понимания сути и сущности светского государства, третья часть четко дает определение, но также не понимает сути светского государства.

Нечеткое понимание органами МСУ светскости государства, свободы вероисповедания, основ Конституции КР и национального законодательства в религиозной сфере влияет на снижение эффективности информационно-разъяснительной и профилактической работы в данной сфере и несет огромный риск возникновения и роста радикализма и экстремизма в КР. Как следствие, наблюдаются вмешательства религиозных организаций в политический процесс, что ведет к изменению светского характера государства, все к большему переходу к религиозным нормам общественной жизни. По мнению органов МСУ, все требования государственных органов в данной сфере выполняются в полном объеме. Но оценка показывает, что исполнение требований носят формальный и недостаточный характер. Приход в систему управления на местном уровне людей с религиозными убеждениями и публичное исполнение представителями органов МСУ религиозных обрядов также напрямую влияет на рост религиозности сообщества.

Многие органы МСУ в разной мере и с разнойинтенсивностью взаимодействуют с религиозными организациями в рамках своих полномочий. Предметом взаимодействия государственных органов и религиозных организаций являются: образование, культура, спорт, здоровый образ жизни, решение социальных вопросов, общественный порядок, предотвращение конфликтов, решение вопросов захоронения, профилактика религиозного экстремизма и радикализма, укрепление института семьи, патриотическое и правовое воспитание детей и молодежи, вопросы благоустройства и вывоза мусора, профилактические меры по предупреждению насилия, воровства и других противоправных действий и др., что приносит общественную пользу всему сообществу. В этих направлениях рекомендуется строить и развивать партнерство.

В ходе исследования были выявлены следующие основные механизмы партнерства: общественные комитеты и комиссии по делам религии; журналы регистрации конфликтов при судах аксакалов; вынесение вопросов на сессии айылных кенешей; личные обращения граждан; совместные проекты и инициативы; информирование на пятничных намазах; встречи с имамами по инициативе органов МСУ; фасилитация взаимодействия религиозных организаций с государственными органами; отчеты о посещении с целью мониторинга деятельности религиозных образовательных учреждений; журналы регистрации миссионеров/даватчи; планы работы по предупреждению экстремизма, терроризма; WhatsApp-группы по интересам. Согласно данному исследованию, у населения снижается уровень доверия к деятельности государственных органов, прежде всего, на национальном уровне (в силу проявления влияния коррупции, взяточничества, политических разоблачений и т. д.). Это снижает престиж государства и государственных органов в целом и нивелирует образ государства как демократического, правового и светского. Данная ситуация приводит к ростудоверия к исламу и создает дополнительные дивиденды, возможности и ресурсы для продвижения религиозных ценностей в обществе, а также повышает престиж религиозных лидеров, как лидеров, не замеченных в коррупции и воровстве, и защищающих интересы простых людей. По сути, религия (ислам) занимает место свободного идеологического пространства государства.

Доверие населения к органам МСУ выше, чем к государственной власти, однако доверие к религиозным лидерам с каждым годом растет в сравнении с доверием к органам МСУ. Складывается ситуация, при которой органы МСУ, не имея необходимых финансовых ресурсов, а иногда и полномочий, не могут решить конкретные проблемы людей, чем вызывают негативную оценку своей работы. При этом авторитет и уважение к религиозным лидерам возрастает, так как у населения нет ожиданий решения своих проблем религиозными лидерами, они ищут у них духовной, личной поддержки, психологической помощи, чтобы справиться со своей тяжелой ситуацией, которую они получают в полной мере.

Местное население также не информировано о сути и сущности светского государства, о политике государства в сфере религии, основных нормах Конституции КР и политики государства на местном уровне. Особенно необходимо обратить внимание на роль и деятельность религиозных организаций в светском государстве, так как в настоящее время религиозные организации и деятели активно участвуют в политических процессах страны. Светский характер государства означает, что каждый гражданин имеет личное право исповедовать любую религию, но он не может представлять религиозные учреждения и допускать влияние религии при принятии управленческих решений. Например, приход имамов в депутаты в некоторые айылные кенеши должен предусматривать их отказ от деятельности в мечети, как и в случае, если депутат становится имамом, он должен сдать свой депутатский мандат. Участие религиозных лидеров в местном самоуправлении в качестве депутатов местного кенеша без прекращения деятельности в качестве имама имеет огромные риски вмешательства религии в дела государства.

Светская модель нашего государства, предполагающая невмешательство религии в управление государством, является наиболее востребованноймоделью развития при сбалансированном регулировании государством деятельности религиозных организаций на основе принципа светскости и свободы вероисповедания. При этом необходимо отметить, что при недостаточной и непродуманной степени регулирования вопросов религии со стороны государства существует возможность политизации религии, вмешательства религиозных организаций и служителей в процесс государственного управления и участия их в политической деятельности, что может привести к напряженности и дестабилизации социально-политической ситуации, и к утрате светского характера государства в Кыргызской Республике. В этой связи необходимо усиление контроля со стороны государственных органов исполнения законов КР.

Женщины являются особой социальной группой, которая имеет более высокую уязвимость в случае роста религиозности в сообществе. Изолированность от общественной жизни, низкая информированность о своих правах и свободах, гарантированных светским государством, незнание канонов традиционного ислама, исключение их из процессов принятия решений являются благодатной почвой для прихода женщин в религию, чаще – в радикально настроенную. Падение ценности и престижности светского образования, снижение его качества на местном уровне и контроля за посещаемостью в школах напрямую влияют на рост религиозности среди школьников и молодежи. Уровень религиозности среди населения более высокий среди молодежи. В настоящее время религия стала «социальной лестницей», быстрой возможностью «личностного» роста, получения социального и политического капитала в сообществе. В религиозных сообществах у молодежи сформировалась своя модель успешного человека: соблюдающий каноны ислама, занимающийся спортом и владеющий бизнесом (подает на благотворительность). Государство должно достроить этот конструкт тем, что он является, прежде всего, гражданином Кыргызстана и патриотом своей страны.

Остро стоит проблема нехватки квалифицированного духовенства. Из-за этого в ряде случаев проповедниками и лидерами в местных сообществах становятся слабо подготовленные или даже радикально настроенные люди. Необходимо усиление контроля за квалификацией имамов со стороны муфтията и уполномоченных государственных органов. Деятельность муфтията воспринимается религиозными сообществами и религиозными учреждениями как деятельность государственного органа, регулирующего деятельность религиозных организаций, поэтому все решения муфтията исполняются в обязательном порядке. Также остро стоит вопрос государственного регулирования религиозного образования, которое в настоящее время не регулируется ни одним нормативным документом. По мнению экспертов, необходимо внести дополнения в действующий закон или разработать отдельный нормативный правовой акт, касающийся организации религиозного образования. Нужен новый концепт организации религиозного образования, с целью качественной подготовки духовных лидеров и противодействия экстремизму.

В системе религиозного образования накопились следующие проблемы:

  • разногласия между представителями различных исламских правовых школ (мазхабов), так и вероубеждений (акыйда);
  • разногласия между религиозными деятелями и учеными, получившими образование в различных странах;
  • обучение проводят не всегда грамотные, квалифицированные кадры;
  • отсутствие единых стандартов и программ обучения, учебно-методической базы;
  • отсутствие светских предметов в программе религиозного обучения.

В организации религиозного образования требуется комплексный подход к религиозному образованию, как со стороны государства, так и со стороны религиозных организаций. Программы обучения должны содержать светские предметы, которые показывают социальное, экономическое развитие общества, и формировать гражданскую идентичность. Необходим диалог между системой светского и религиозного образования по модернизации системы религиозного образования и создание системы мониторинга и оценки религиозного образования. К этому необходимо привлекать ученых, руководителей системы образования, квалифицированных религиоведов, правоведов, ученых-теологов, социологов, прогрессивных религиозных и общественных деятелей. Отсутствие унификации и надлежащего контроля со стороны государства за деятельностью религиозных учреждений и организаций религиозного образования внутри одной религиозной конфессии зачастую становится фактором разобщенности и нетерпимости религиозных сообществ друг к другу.

В целом государственная политика в религиозной сфере должна основываться на национальных интересах построения здравого государственного национализма, на ислам необходимо смотреть как на фактор развития, а не как на угрозу, и, исходя из этого, строить меры политики.

Источники информации

  • Концепция государственной политики Кыргызской Республики в религиозной сфере на 2014-2020 гг.
  • Конституция Кыргызской Республики в редакции Закона КР от 28 декабря 2016 года, № 218.
  • Взаимодействие религиозных организаций и органов местного самоуправления: причины и содержание потенциального влияния религиозных организаций на процесс принятия решений на местном уровне на примере Чуйской и Таласской областей Кыргызской Республики: https://www.internationalalert.org/sites/default/f i l e s / K y r g y z s t a n_ConstructiveDialogues_RU_2019.pdf 
  • Базовое исследование «Повышение толерантности в отобранных муниципалитетах для повышения социальной сплоченности в Кыргызстане», Ч. БИЯЛИЕВА, З. СЫДЫКОВА.
  • Финальное оценочное исследование Проекта «Повышение толерантности в отобранных муниципалитетах для повышения социальной сплоченности в Кыргызстане», Ч. БИЯЛИЕВА, З. СЫДЫКОВА.

 

_____________________

1 Конституция Кыргызской Республики в редакции Закона КР от 28 декабря 2016 года, № 218.

2 “Взаимодействие религиозных организаций и органов местного самоуправления: причины и содержание потенциального влияния религиозных организаций на процесс принятия решений на местном уровне на примере Чуйской и Таласской областей Кыргызской Республики”. https://www.international-alert.org/sites/default/files/Kyrgyzstan_ConstructiveDialogues_RU_2019.pdf

 

Похожие материалы: